Встречный бой

Категория: Публицистика
Просмотров: 2268

Что такое история? Да если еще почти вековой давности? Просится сравнение с пластилином, из которого можно слепить все что угодно и оставить для потомков. Впрочем, это так к слову…


1 марта 1920 года под станицей Егорлыкской произошел последний в истории войн широкомасштабный встречный кавалерийский бой. По разным источникам (вот он тот самый пластилин!) в нем принимало участие от 25 до 50 тысяч всадников с обеих – красной и белой – стороны.

Ближе к истине, пожалуй, все-таки цифры, которые приводятся в Википелии:

«1-я Конная армия

 ударная группа 10-й армии

2,7 тысяч штыков,

10,5 тысяч сабель


 Конная группа ген. А. А. Павлова

 Добровольческий корпус ген. А. П. Кутепова

 3-й конный корпус ген. А. Д. Юзефовича

3,5 тысяч штыков,

до 13 тысяч сабель».

Это, допустим, подтверждалось в дискуссии на форуме Юг в разделе «Добровольческая армия, Вооруженные силы Юга России, Русская армия ген. П. Н. Врангеля » Разгром Буденного февраль 1920»

«…Состав конной группы генерала Павлова. …Численность группы – около 10 000 сабель, 2 500 штыков»

Но дело не в цифрах, а в том, что именно 1 марта стал той самой кульминацией трагедии казачества – когда «лицом к лицу, лица не увидав» - встретились остатки боевого донского братства, ведь более чем наполовину группировки состояли из жителей Войска Донского, прошедших в одном строю первую мировую.

Что говорить, если только в составе Первой Конной в нескольких сотнях метров от родных хат рубилось 217 егорлычан.

К сожалению, точных данных по белым казакам нет, но уроженцы Егорлыкского юрта там были. Еще мальчишкой слышал разговоры знакомых и родственников, которых давно уже нет на свете, как в некоторых семьях прятали раненных в том бою казачков от «справедливого возмездия» победителей.

Хотя звучит это слово – «победитель» - как-то двусмысленно. Де-факто:

«По сути дела сражение под Егорлыкской было завершающей операцией по ликвидации деникинщины» (Будённый С. М. Пройдённый путь. Книга первая).


С точки зрения реалий сегодняшнего дня – это трагедия, конец Вольного Дона. Пиррова победа для казачьей косточки, за которой последовало расказачивание, уничтожение многовекового уклада и традиций.

Да и сам бой, с противоположных позиций оценивается абсолютно противоречиво, как и предшествовавшие ему события.

Незадолго до встречи двух конных лав под Егорлыкской части генерала Павлова очень жестко потрепали красных: во второй половине февраля 1920 года генерал Павлов
разбил на Маныче конный корпус Думенко, взяв 700 пленных и 65 пулеметов. А, находившаяся в его оперативном подчинении, 4-я конная Донская бригада в долине р. Юлы наголову разбила 28-ю стрелковую дивизию красных, взяв 300 пленных вместе с начальником дивизии Азиным.

В то же время 1-я Конная провела несколько неудачных операций в этом районе. Допустим, 28 февраля – чересчур самоуверенная атака 4-й кавдивизии Городовикова в конном строю на Атаман-Егорлыкскую была отбита с большими для него потерями. До этого было неоднозначное взятие Ростова, когда первоконники, понесли большие потери, компенсировав, это, правда, погромом евреев и вскрытием винных складов.

И вот наступило 1 марта (хотя дата несколько «плавает» в различных мемуарах). Пришел день боя, который начался со взаимной ошибки – с конной атаки без должной подготовки.

«Было часов 10 утра 17 февраля (по старому стилю –прим. ред.) 1920 года. Красные части появились неразвернутыми, но в резервных колоннах, видимых как темные четырехугольники. Думаю, что это были полки.

Наши батареи стояли уже на позиции, и первые появившиеся квадраты красных были нами тотчас же разбиты. Дистанция была в три версты и действие шрапнели очень ощутимо. На смену рассеянным появились из-за бугра новые квадраты, которые подверглись приблизительно той же участь» (Сергей Мамонтов. Походы и кони)

«Как-то все вдруг приутихло, и только тысячный топот коней конармейцев шумно разносился по степи. Белогвардейская конница начала было развертываться для атаки, но когда грянуло «ура» конармейцев, она быстро свернулась и, выбросив вперед пулеметы, отошла на окраину станицы.» (Будённый С. М. Пройдённый путь. Книга первая)

Ну и как? Похоже? Убери опознавательные цвета противников и ссылки – как под кальку…

Также похоже вспоминают об отдельных моментах сражений:

«Всё перемешалось. Я застрелил двух ближайших красноармейцев, несколько всадников проскакали мимо меня… На нас скакала вторая лава красных, и мы повернули и поскакали назад». (из воспоминаний ротмистра А.П. Гольма.

А это опять уважаемый Семен Михайлович, будущий советский маршал:

«Командир взвода этого же полка Агеев Георгий Николаевич первым ворвался в ряды белогвардейцев, приготовившихся к атаке, застрелил двух офицеров и, захватив пулемет, открыл из него огонь по противнику».

Резали, рубили, стреляли, догоняли, убегали. Впрочем, альтернативы никто и не искал… Это был бой, место и исход которого ничего не значили – разве что белой гвардии удалось бы на какое-то время закрепиться на границе с Кубанью. На тот момент, после поражения в 1919 в походе на Москву, Советская власть окончательно пришла на смену монархии.

Но даже шанса отстоять свою «последнюю крепость» на Дону белые не получили. Хотя сопротивлялись долго – их удалось выбить только во второй половине ночи.


На Дону, Кубани и Ставрополье начиналась весна 1920 года. А нам на память остались мемуары, ведь уже нет в живых ни одного участника тех событий, да и очевидцев тоже. И еще картина Митрофана Грекова…