Трудом подчеркнутая жизнь

Категория: Публицистика
Просмотров: 1299

Два года назад ему исполнилось 80. Он уже лет 10, как на пенсии. А в 60-70 годы прошлого века имя Евгения Ивановича Гончарова было известно далеко за пределами Дона. Второе место в 19 лет в областном соревновании на жатве в качестве командированного в Калужскую область механизатора.


Хозяйства, которые он возглавлял – рисовхоз «Приманчский», зерносовхоз «Целинский» - тогда получали урожаи, которые сейчас даже считаются высочайшими: риса собирали до 60 центнеров с гектара, пшеницы под «полтинник». Дойное стадо в «Целинском» за 2 тысячи коров. А еще, построенные за счет хозяйства более 200 квартир только на центральном отделении, расположенном в на окраине райцентра – поселка Целина. Тогда же возвели детсад, столовую, Дом культуры, мрамор ступеней, по которым и сейчас поднимаются зрители и артисты в сельский очаг культуры, выменивали в Красноярском крае на фрукты из совхозного сада.
- Сегодняшним производственникам в каком-то плане проще, - считает Евгений Иванович. – им ничего не надо искать, менять. У них нет плана по сдаче продукции. А план еще надо было перевыполнять, а там еще находили что добавить для сдачи государству…
Как это было, хорошо описано в «Районных буднях» у Валентина Овечкина:

«— А не получится опять по-прошлогоднему?—Опёнкин вскинул на Мартынова глаза, черные, умные, немного усталые.

— Как по-прошлогоднему?

— Соседи наши на семидесяти процентах пошабашат, а нам опять дадите дополнительный?

— По хлебопоставкам? Нет, насчет этого сейчас строго... Может быть, только заимообразно попросим. У тебя много хлеба осталось, а у других нет сейчас намолоченного. Вывезешь за них, потом отдадут.

— Вот, вот!— Опёнкин заерзал на тяжело скрипевшем под ним стуле.— Я ж говорю, что-нибудь да придумаете. Не в лоб, так по лбу! Нам уж за эти годы после войны столько задолжали другие колхозы! Нет на меня хорошего ревизора! Судить меня давно пора за дебиторскую задолжность!.. Тысячу центнеров должны нам соседи милые. И хлебопоставки за них выполняли, и на семена им давали. И не куют, не мелют! Станешь спрашивать председателей: «Когда ж вы, братцы, совесть поимеете, отдадите?» — смеются: «При коммунизме, говорят, сочтемся». А по-моему,— встал, рассердившись, Опёнкин и, тяжело сопя, стуча полами мокрого, задубевшего плаща по спинкам стульев, заходил по кабинету,— по-моему, коммунизма не будет до тех пор, пока это иждивенчество проклятое не ликвидируем! Чтоб все строили коммунизм! А не так: одни строят, трудятся, а другие хотят на чужом горбу в царство небесное въехать!..»

 Если человек живет хорошо, то он хочет продолжать хорошо жить. Кажется, эти слова принадлежат Писареву. С одной стороны консерватизм, но это нормальный консерватизм, человеческий, из того же, что лучше синица в руках.

Нас никто не спрашивал, объявляя перестройку, разрывая на части, как надоевшее лоскутное одеяло – СССР. Хуже всего пришлось сельскому хозяйству. Например, перебои с электричеством поставили под вопрос продуктивность дойного стада. Никому не было дела, что начались перебои с горючим. На фермы приобрели дизель-генераторы, пахали, потому, что жаль было землю, себя, свой хлеборобский удел.

Наверное, это все вместе, ощущение ненужности своего труда заставило написать Гончарова заявление об увольнении. Он и сейчас жестко подчеркивает, как и тогда вышестоящему начальству – ушел сам. Еще лет 10 потрудился в агронауке. И только в 70 фактически ушел на пенсию. А от совхоза, который он возглавлял почти 20 лет, осталось едва ли четвертая часть – тысяч 8 гектаров земли, на последней молочнотоварной ферме чуть больше 100 коров. Урожаи едва за 3 тонны пшеницы с гектара намолочивают.

… Скромный дом, на той самой тихой улице, которую строили в 70-е годы прошлого века силами совхоза «Целинский», старенькие «Жигули» (год выпуска 1984!), которые покупал, еще будучи директором, орден Ленина, два – Трудового Красного Знамени. А еще семья – дети, внуки.

- Все как у всех, - улыбается Евгений Иванович. – А то, что машина старая, поверьте если честно работать, то денег много не бывает…

Может быть, все как у всех. А может, и нет. По-крайней мере, не так, как у нас сегодняшних, ведь мы не такие цельные, не такие обстоятельные. В общем, не такие как они – дети войны, механизаторы и председатели советской эпохи…